Замуж за алжирца - Долина Мзаб

Married-dz

Замуж за алжирца

Долина Мзаб

Один из самых интересных районов Алжира - Мзаб. 

Долина Мзаб - район, где живут приверженцы одного из исламских течений - ибадиты. Торговца из Мзаба можно встретить в любом алжирском городе. Как мусульманин, он ходит в ту же мечеть, что и другие. 

Ибадиты ведут свое начало от хариджитов. Религиозные выступления хариджитов начались после первого периода арабских завоеваний. Плоды завоеваний использовала для своего обогащения арабская аристократия, руководившая армией и занимающая командные должности в покоренных странах. Рядовые арабские воины не получали ничего. Кроме того, аристократия стала захватывать земли мусульманских общин. Халифы стали править наподобие византийский императоров и персидских королей. В этой обстановке появилась боевая организация хариджитов, ярых противников аристократии, выступавшая за равенство среди мусульман и за выборность халифов. Борьба привела к убийству третьего после пророка Мухаммеда халифа -Османа. В сан халифа был возведен двоюродный брат и зять пророка - Али. С помощью войска в 658 году Али разгромил хариджитов, а через три года сам был убит одним из них.

В условиях жестких преследований, которым халифы подвергли самоотверженно боровшихся хариджитов, часть их отказалась от вооруженной борьбы и ограничила свою деятельность религиозной пропагандой. Их стали называть ибадитами, по имени одного из вождей этого направления - Абдаллаха Бен Ибада. Ибадитские миссионеры в разных частях халифата стали призывать обращенное в ислам население именем бога бороться против насилия. Их пропаганда нашла поддержку среди части насильственно обращенных в ислам и угнетенных халифатом народов Азии, Аравии и Северной Африки.

В 60-е годы 8 века на западе Алжира образовалось теократическое ибадитское государство Ростемидов с центром в городе Тахерте. Оно было названо в честь первого имама - Абдеррахмана Бен Рустема, объединившего в одних руках светскую и религиозную власть. В некоторые периоды власть государства распространялась почти на всю Берберию. 

Слово «Тахерт» в переводе означает «лев». А название такое пошло после того, как лев уступил место людям, когда община выбирала площадку для основания города. В первую очередь была построена большая мечеть из нескольких зданий, где собирались на свои заседания духовные лица и законники и где хранилась казна. Этот обычай до сих пор сохранился в городах Мзаба. Тахерт был одновременно и торговым, и интеллектуальным, и религиозным центром. Дворец Ростемидов украшала библиотека на арабском языке. Государство Ростемидов отмечается в Национальной хартии 1976 года как один из значительных этапов алжирской истории. Оно просуществовало около 200 лет. В 10 веке иманат Ростемидов был захвачен шиитами-исмаилитами, а город Тахерт разрушен.

Имам Абдаллах вынужден был уйти из города со своими единоверцами. Он указал своей пастве путь на Уарглу, где в это время жили их единоверцы. Изгнанники осели в оазисе возле Уарглы, где был источник Айн-Сфа. Ибадиты были людьми деятельными: появились колодцы и сады, на границе с пустыней вырос новый город - Седрата, ставший важным экономическим центром. Его руины и сейчас привлекают внимание паломников из Мзаба.

Жители Тахерта славились трудолюбием и были известны как прекрасные строители. Когда город захватили, имам Абдаллах истолковал появление врагов как деяние угодное богу. При переселении он шел последним, чтобы помешать вернуться к своим очагам слабым и колеблющимся, а на новом месте имам вдохновлял единоверцев личным примером в труде.

Но со временем перестало хватать воды из Айн-Сфа и нарастало беспокойство со стороны маликитов-суннитов из кочевых племен. В этот раз выбрали район уэда Мзаб, находившийся в 200 км к западу от Сердаты, где люди с доисторических времен никогда не селились. Уэд Мзаб представлял собой совершенно голое и сухое место. Это была пустыня в пустыне. Здесь на глубине 60 метров под скальным основанием была вода. О ее существовании они узнали от кочевников.

Чтобы выжить в этой трудной местности, надо было удвоить трудовые усилия, проявить суровость и умеренность во всем. Надо было создать жизнь из небытия. И люди вступили в эту борьбу с пустыней. Постепенно были сооружены три тысячи колодцев, давшие воду 200 тыс. пальм. Возникло семиградие. Города строились на склонах холмов. На вершине холма сооружалась главная мечеть, служившая одновременно и крепостью. В ней создавался запас зерна и оружия. Минарет служил наблюдательным пунктом. Жители городов стали называть себя мзабитами - по имени уэда Мзаб, спрятавшего свои воды глубоко под землей. При каждом переселении число ибадитов уменьшалось. Но оставшиеся тесно сплотились и стали строгими блюстителями религиозных обрядов и обычаев.

Самый крупный город Мзаба - Гардая. Все города мзабитов устроены по одному принципу - на вершине холма мечеть, а вокруг нее жилые кварталы. Гардая считается самым богатым городом Мзаба и ее торговым центром. Товары с побережья и из глубины Сахары появляются прежде всего здесь. Людей на улицах не много, вход во дворы заперт, а дома спрятаны за высокими каменными стенами, главная мечеть окружена еще более мощными, высокими стенами, приглашать в нее посторонних не принято.

За высокими стенами, скрывающими дома, едва видны верхушки деревьев. При этом, почти каждая семья имеет летний дом с садом, где живет и работает летом. Эти дома находятся в так называемом Летнем городе. По сути, это дачный поселок. Сады создавались с большим трудом. Бесплодный песок надо было долго удобрять, прежде чем он стал плодоносным. Необходимость летнего города вызывается очень жарким летом. Температура воздуха достигает 44°, дожди редко проходят. Испарение такого, что дождевые капли часто не долетают до земли, вновь уносятся в атмосферу. Влажность очень слабая, в мае она примерно 4-8%. В некоторые дни сухость такая большая, что деревянные предметы искажают свою форму, а ногти ломаются, как стекло. Сирокко дует в этих местах с необычайной жестокостью. Часто встречаются песчаные бури.

Сухость воздуха и испарения значительно затрудняют выращивание здесь любых культур. Оазис требует массу воды. Но здесь приходит на помощь сахарское изобретение для сбора и использования подземных вод - фоггара. Строительство фоггары трудоемкое. Вдоль обнаруженного подземного источника копают ряд колодцев, потом их соединяют под землей галереей. В садах воду строго распределяют по частным владениям, так что каждая грядка получает строго определенную норму.

В Летнем городе есть интересная подземная мечеть с глинобитным полом. Свод мечети поддерживают толстые пальмовые колонны. Потолочное перекрытие также сделано из уложенных в ряд пальмовых деревьев. Тихо, прохладно и сухо.

Недалеко находится «святой» город Бени-Изген. Здесь в основном живут духовенство и ибадитские законники. Город окружает высокая крепостная стена. Между стеной и жилыми кварталами возвышается каменная башня, которая по легенде была построена за одну ночь, во время нападения врагов на город.

Дома окружены внушительными стенами, как бы подчеркивая атмосферу секретности, в которой живут мозабитские города. Раньше, при появлении иностранцев в городе, по улицам бежал специальный глашатай и предупреждал женщин, что их могут увидеть. Бени-Изген более суровый по сравнению с другими городами Мзаба. Здесь нет не только ресторанов и кинотеатров, но даже кафе. Запрещена музыка, танцы, курение табака. Последнее относится и к туристам. Обязательным при посещении города является наличие скромной одежды, шорты и открытые плечи запрещены.  На ночь все иностранцы удаляются из города и его ворота закрываются. 

Ибадиты Мзаба остаются последователями Абдаллаха Бен Ибада. У них есть своя книга законов, которую составил шейх Бени-Изгена Абд аль-Азизи на основе законов 9-12 веков. Мозабиты очень религиозны, они молятся в особой одежде, которую не оскверняют в повседневной жизни. Честность ибадитов вошла в пословицу.

Отличительная черта мозабитов - независимость. До французского завоевания каждый их город представлял независимую республику, управляемую джемаа (нечто вроде вече - народного собрания на Руси). Джемаа состояла из членов, выбираемых в городских кварталах. Правом выбора обладали женатые мужчины, имеющие детей и некоторый достаток. Так как в городе не было ни армии, ни полиции, то выполнение решений джемаа поручалось кому-либо из граждан. Последний мог привлечь к этому помощников. При обстоятельствах, касавшихся всех городов, собиралась общая джемаа. Ее решение было для всех обязательным.

Джемаа никогда не приговаривала виновных ни к смертной казни, ни к тюремному заключению. Штрафовали за применение оружия во время дискуссии, за словесные оскорбления, за нечаянное убийство, за рукоприкладство. В случая тяжелого преступления виновный изгонялся.

Население каждого города состоит из семей, фракций и племен. Семья считается базовой организацией. Кроме родственников она объединяет экономически зависимых лиц. Семейную группу возглавляет старейшина. Он наблюдает за поведением каждого члена семьи, прибегает к благословению и проклятию, чему у мозабитов придается большое значение.

Семьи, имеющие общего предка, объединяются во фракции (ветвь племени), возглавляемые советом наиболее мудрых. Фракция обладает имуществом - землей, зданиями и играет важную роль в жизни города. Ее влияние сохраняется и по сей день. Из доходов от своего имущества она оказывает помощь сиротам, инвалидам, вдовам, распределяет продовольствие и одежду. Поэтому в городах Мзаба не видно нищих. Фракция воздействует на нарушителей норм поведения, обеспечивает выполнение решений городской общины. Представитель фракции (мокадем) входит в джемаа.

Состоятельные мозабиты платят налог, это делается в рамках фракций. Собранный налог поступает в бюджет джемаа и потом, за его счет, строятся общественные здания, школы. Эдакая модель идеального государства.

Высшей властью у мозабитов является духовенство, наблюдающее за нравами. Заседания совета духовенства проводятся в главной мечети, а иногда на кладбище, чтобы выразить солидарность живых с ушедшими. Возле могил проводят судебные заседания и народные торжества. Важную роль играет лицо, ответственное за обучение и воспитание паствы.

У мозабистских городов были свои трудности. В каждом городе по два враждующий софа, то есть союза разных фракций. Каждый соф стремился захватить власть и отстоять свое мнение. Так, однажды, в джемаа Бени-Изгена был поднят вопрос о открытии кафе. Были сторонники и противники, и у тех, и у других были свои аргументы. В итоге вопрос решили силой. Жители Бени-Изгена попросили посторонних удалиться, заперли ворота, и обсуждение вопроса об открытии кафе решили рукопашной. Дрались тяжелыми деревянными ключами, которые всегда носили на поясе. Сторонники кафе потерпели поражение. С тех пор этот вопрос больше не поднимался.

Соперничество софов иногда приводило к войне, по итогам которой, побежденные покидали город. Так возникли Мелика, Берриан и Герара. Соперничество и войны существовали и между городами. Главная причина вражды - борьба за воду. В войнах города объединялись в союзы, слабейшие привлекали на свою сторону кочевые племена. Самой воинственной была Мелика, состоявшая в союзе с шаамба и обменивавшаяся с ними заложниками. Но городам приходилось обороняться и от кочевников, которые использовали междоусобицы городов в своих интересах. В настоящее время соперничество софов почти прекращено. Об этом свидетельствуют смешанные браки.

Вера требует от ибадитов солидарности. Если мозабит подвергся оскорблению со стороны какого-либо кочевого племени, дорога этого племени в города Мзаба закрыта. Взаимопомощь проявляется и в торговых соглашениях, и в устройстве вновь прибывших. Но солидарность прежде всего воспитывалась внутри семейной группы - между подростками и взрослыми. С ранних лет дети обоего пола проходят религиозное обучение. Особое внимание уделяется ибадитской доктрине, вопросам выживания этого течения и опасностям, которые ему угрожают.

Ибадиты считают, что земной успех может быть основан только на труде, набожности и выполнении предписаний Корана. Очень рано детей приучают к всевозможным работам, испытывая их выносливость и стойкость в преодолении трудностей. Труд есть и религиозная обязанность. Безделье рассматривается как самый большой порок. Нередко совет фракции принуждает кого-либо из членов группы идти работать в Тель (места, которые находятся севернее Сахары) и берет на себя обязанность найти ему там место.

Хотя оазисы Мзаба хорошо возделываются, собственных их ресурсов не хватает для прокорма растущего населения. Поэтому постоянно более трети мужчин вынуждены отлучаться на заработки в различные города Теля и за границу. Мозабиты, берберы по происхождению, хорошо знают Алжир, говорят по-алжирски, по-арабски и по-французски. Они издавна славятся  как ловкие торговцы, с которыми не могли конкурировать даже жившие в Алжире евреи. До французского завоевания для охраны своих караванов они нанимали кочевников.

Подготовленные к труду мальчики отправляются вместе со взрослыми на север, где они с упорством осваивают какое-нибудь ремесло, чтобы накопить денег для строительства домой в Мзабе, для поддержания пальм в оазисе, для помощи родственниками.

В этом отходничестве происходит своеобразное соревнование между семьями. Его цель - достичь того, чтобы дети благодаря настойчивости в труде выбились из учеников в хозяева, заняли соответствующее место в семейном предприятии или создали собственное дело.

Мотовство и расточительство рассматривается ибадитами как проклятие неба, каков бы ни был их мотив. Мозабиты очень экономны. У себя дома они собирают даже косточки фиников, чтобы истолочь их и скормить козам. Но зато, они также позволяют птицам свободно клевать зерно в своих бакалейных лавках.

Покинуть Мзаб имеют право только мужчины. Находящийся в отходничестве мозабит не перестает быть членом общины и платит причитающуюся сумму годовой подати. Есть у мозабитов одна особенность. Когда мужчина покидает свою страну, он как бы отрекается от своих строгих обычаев. Он может забыть свою жену, употреблять спиртные напитки, сходиться с другими женщинами, даже обзавестись другой, временной женой. Но по возвращении в Мзаб он должен проделать над собой обряд очищения, то есть пройти публичное покаяние. В этом случае мозабиту следует тщательно состричь ногти рук и ног, с ног до головы очиститься теплым жиром, а затем с руками, скрещенными на груди, предстать перед шейхом, говоря: «Я покаявшийся и исправившийся сын божий!» Шейх читает над ним фатиху и прощает его. После этого мозабит вступает в жизнь общины.

Где бы ни находился мозабит, похоронен он должен быть на кладбище своей фракции. Почувствовав недомогание, он спешит домой. Каменные кладбища мозабитов находятся вне городов. Могилы имеют вид странных монументов, напоминающих по форме коренной зуб, направлений корнями к солнцу пустыни. Погребение умершего тайное и совершается ночью. Во время погребения с кладбища стараются удалить всех иноверцев.

Сторонником мусульманского реформизма среди ибадитов был шейх Байуд, проживший на Среднем Востоке несколько лет. Ибадитский реформизм затронул прежде всего школьное обучение. Байуд пытался изменить старый метод схоластического средневекового преподавания в коранической школе. В новой школе ученики были разделены на классы, введены переводные экзамены. Наряду с религиозными дисциплинами в школе стали изучать географию, историю, литературу, математику. Появились парты. Тетради заменили старые дощечки. Появились чернильницы, ручки, карандаши вместо тростниковых палочек.

Все эти нововведения кажутся сегодня незначительными. Чтобы понять их значение, надо иметь в виду, что до 1950 года писать стихи Корана чернилами на листах тетради считалось святотатством. Бумага рассматривалась ибадитским духовенством как победа цивилизации неверных.

Влияние современной цивилизации на вековые устои Мзаба особенно усилилось в связи с промышленным освоением Сахары. В 40 км от Гардаи в Хаси Р'Мель началась добыча газа. В 280 км — в Хасси Массауд — разместились крупные нефтепромыслы. Современные асфальтовые дороги, пройдя через Сахару, сделали Мзаб транзитным пунктом. В районе Мзаба появились сотни европейских технических специалистов. Ибадитская система, выстоявшая века в обстановке изолированности, стала испытывать большие трудности. 

Первая электрическая лампочка появилась в Мзабе в 1930 году, тогда духовенство запретило использовать новую энергию. Но через несколько лет, несмотря на упорство и угрозы фанатиков, электричество проникло в дома и лавки. Позднее, в 1945 году, электричество стало использоваться и для подъема подземных вод на поверхность.

Духовенство продолжало упорствовать. С такой же настойчивостью велась борьба с телефоном, радио, автомобилем. Консерваторы — традиционалисты отказывались принимать всякую информацию, даже о движении луны в дни окончания поста, если она не исходила от ибадитских авторитетов.

По-иному оценивали телефон и другие средства связи реформисты. Но и у традиционалистов, и у реформистов был общий взгляд на автомобиль. И те и другие видели в нем опасность эмиграции целых семей из Мзаба и тем самым опасность нарушения сплоченности общины. В 1953 году женщинам было разрешено использовать автомобиль для поездок внутри Мзаба. (В 1928 году верховный совет духовенства запретил отъезд женщин из Мзаба.)

Таким образом, женщина в Мзабе становилась своеобразной заложницей, цементирующей общину. Женщинам было запрещено и обучение на французском языке, и все занятия, кроме домашних.

Столкнувшись с новым, ибадитское духовенство замкнулось в идеологической и культурной изоляции. Ибадитскне реформисты ориентировались лишь на скромное, боязливое, робкое обновление.

Но это была только одна сторона процесса. Возникновение промыслов возле Мзаба вызвало отток рабочей силы из традиционного сектора. За месяц работы на нефтяных промыслах неимущие ибадиты и меликиты-суниты могли заработать в несколько раз больше, чем у богатых торговцев.

Используя новую более благоприятную обстановку, наемные рабочие Мзаба стараются создать более выгодные для себя условия продажи рабочей силы. Это сильное брожение кончается изоляцией духовенства и местных авторитетов, которые больше ничего не могут сделать с молодежью, жаждущей экономического и социального прогресса. Отлучение теряет прежнюю силу.

Что касается материальной помощи, которую мог представить клан, семья или племя, то она сейчас имеет не такое уж большое значение, как раньше. Молодежь, не колеблясь, уезжает с женами и детьми, конечно, к неудовольствию стариков, которые видят в этом разрыв навсегда с их течением. Это переселение не приняло еще массовых размеров. Семейные связи еще остаются прочными и отъезды следуют за возвращением. Мозабитская женщина в своей основной массе еще не готова покинуть Мзаб. Сказывается ее воспитание, преданность религии и ибадитской социальной среде. Но эмансипация женщин-ибадиток с каждым годом набирает все большие обороты. Мозабитская молодежь имеет теперь больше условий для выбора профессии. 


Замуж за алжирца

Add comment


Security code
Refresh

Благодарность Автору
Введите сумму:
 руб.
счёт 41001848846291
Работает на Donate-Amoney

Married-dz

Жены, невесты, женихи и просто все те, кому интересен Алжир, культура и менталитет алжирцев. Добро пожаловать!  

С Married-dz Алжир станет ближе.

 

 

               Контакты|Правила|Соглашение

  Дружите с нами

Присоединяйтись к Married-dz с помощью Ваших любимых сервисов

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.